lartis: (БП)
В связи с тем, что сейчас много пишут про детские шалости, я вот что вспомнил. В посёлке Комарово Новгородской области, где я в детстве жил, вокруг было много прудов и старых карьеров, заполненных водой. У нас там во время войны и некоторое время после неё уголь бурый добывали открытым и закрытым способом, а потом перестали. Кстати, до сих пор ищу довольно большую статью, которая вышла лет двадцать назад в газете «Ленинградская правда» и называлась «Комаровский уголь». В статье было подробно описано, как эти комаровские шахты чуть ли не голыми руками строили с помощью местных жителей ленинградские метростроевцы. Так вот в карьерах этих, уже заросших, было полно лягушек. И абсолютно все пацаны местные их нещадно били. Один я ни одну не убил... И ещё помню, - садишься в поезд местный, а там столики все изрезаны словами разными, и парты в школе такие же были, и многие другие места, включая окружающие деревья. Гаджеты всякие современные и что можно «вырезать» с их помощью в Интернете мы тогда и представить не могли. А тем более такие штуки для защиты смартфонов, телефонов и планшетов, как Универсальный бампер GENERAL BUMP: http://novitagroup.ru/catalog/bampera_optom/universalnye_6/. Я же, блин, нигде своего имени ни разу не вырезал. Только однажды попросил Карину Шаинян, когда она в 2004 году на Килиманджаро залезла, написать там на на вершине: "Ларионова здесь не было".



В свое оправдание напишу, что в детстве я активно стрелял из поджигалок (медная трубочка с заклёпанным концом, а в ней гвоздь углом на резинке - крошишь туда спичечные головки и...), из поджиг (это посерьёзнее - та же трубка, только на деревянной рукоятке и подлиннее, с прорезью для запала у заклёпанного конца - почти пистолет - они порохом заряжалась и чем-нибудь вроде пуль), а ещё делал дымовухи из расчёсок и бомбочки с магнием и марганцовкой, бросал всё, что можно от лампочек и ампул до более серьёзных предметов в костры, чтоб посмотреть, что будет, строил шалаши и домики в лесах, рыбачил, ходил в походы, прыгал с вышек в эти самые заполненные водой шахтные карьеры (сейчас страшно вспомнить), ходил по узеньким железным перилам высоченного моста над камнями русла речки Городни (ещё страшнее вспоминать), прыгал со ступенек паровозов и с тормозных вагонных площадок бывало, что и на полном ходу. И т.д. и т.п.

Получается, что я себя в основном опасности подвергал, а не лягушек.
lartis: (Default)
Владимир Михайлов пишет в своих мемуарах:

"Вообще, бывая в Москве в те времена (речь о начале шестидесятых годов, примеч. lartis), я не стремился познакомиться с известными тогда фантастами: я всегда чисто подсознательно избегал вертеться вокруг людей известных, это свойство сохранилось и посейчас. Но было одно исключение: Аркадий Натанович. Видеть и слушать его для меня каждый раз было радостью, его эрудиция всегда потрясала. А других знакомств в те дни в Москве я не завёл. Однажды А.Н. привёл меня на семинар, который он вёл, и представил встретившемуся по дороге человеку, чуть ли не с ног до головы запелёнутому в бинты, с ногой в гипсе; передвигался он с помощью, если не ошибаюсь, костыля и палки. То был Север Гансовский; сдружились мы с ним значительно позже – к сожалению, уже немного времени оставалось до его смерти. С его сестрой я познакомился раньше, в Риге; она была женой Валентина Пикуля, у которого я изредка бывал...

(Михайлов В. Хождение сквозь эры // Если (М.). – 2000. - # 7. – С.209-234; # 8. – С.235-254).

А вот это Владимир Михайлов пишет о повести Гансовского "И медные трубы..." в своём предисловии к антологии "Советская фантастика 80-х годов. Книга 2" (Библиотека фантастики 08/2):

"Совсем иначе читается и повесть ныне, увы, покойного Севера Гансовского "...И медные трубы". Раньше главным её достоинством мне казалось само направление этой фантастики - не в будущее, а в минувшее, в историю, но историю фантастическую, как у Марка Твена в "Янках из Коннектикута при дворе короля Атрура". Главным виделся тот интерес к родной истории, который она неизбежно будила. Однако в дни её написания интерес этот у большинства ещё не сопровождался пониманием того, что мы своей истории вовсе и не знаем, не то чтобы какие-то детали от нас ускользали, нет, мы вообще этой истории не знали, нам лишь то было ведомо, что проходило через мощные светофильтры господствовавшей догмы. И, перечитывая повесть Гансовского, я уже как естественную воспринимаю неизбежную мысль о том, что в нашей полной истории наверняка таятся и не такие события и чудеса...

Стоит, кстати, обратить внимание на то, что предисловие В.Михайлова датировано 26-м августа 1991 года и написано в Москве.

33 Кб
Владимир Михайлов и Север Гансовский в дни Первого Всесоюзного совещания КЛФ (Киев,1988).
Фото Юрия Зубакина.
lartis: (Default)
Сегодня краем глаза смотрел фильм "Таганское танго".
Эпизод.
Любимов удивляется недюжинному таланту Владимира Высоцкого: "Откуда что взялось, да ещё при таком-то папе?" (Известно, что Высоцкий-старший сына плохо понимал). С осуждением вспоминает, как отец на поминках сына заявил: "Наверное, у Володи всё-таки был дар, его сам Кобзон любил..."
Ещё эпизод.
Любимов рассказывает, как он принимал Владимира Семёновича в свой театр, а его отговаривали, дескать, неудобный человек Высоцкий, пьющий: "А чего мне было бояться? Подумаешь, одним алкоголиком в труппе больше..."
Сидящий рядом с Любимовым Золотухин дёргается.

April 2017

S M T W T F S
       1
234 5 67 8
910 11 121314 15
161718 19 202122
23 24 2526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 21st, 2017 06:39 am
Powered by Dreamwidth Studios